TBILISSIMO
Первый онлайн-журнал о творческих индустриях Грузии и людях, которые меняют будущее
culture, kids

Интервью с Шалвой Амонашвили

Тбилиси, Грузии, о детях, педагог Шалва Амонашвили
Фотография http://www.perunica.ru
В чём ключевая проблема образования сегодня, по вашему мнению?

Мир новый, дети новые, а педагогика старая. Любой ребенок расскажет технологию урока: встали, сели, открыли тетрадь, прочитали учебник, закрыли тетрадь, открыли дневник, закончили урок.

Это уже не работает. Новые дети согласились с нашей моделью, но не приняли ее. Педагогика принуждения — это старая педагогика. Поэтому современным детям в школе скучно.

Нам в такой школе было не скучно, потому что нас растили по-другому. Родители заставляли детей, общество заставляло. Дети росли в принципе в авторитарной среде. Это считалось нормально. Сейчас нельзя так. Приведу слова великого педагога Сухомлинского: «У меня сердце останавливается, когда я думаю о ребёнке, который сидит и скучает на уроке и получает двойку». Вот и у меня разрывается.


Да, мы тоже, как родители, страшно переживаем, что нашим активным, подвижным, любознательным детям в школе неинтересно, тоскливо, а порой и страшно...

Некоторым учителям не терпится пойти 1 сентября в школу и начать ставить двойки. Обычно учитель идет к ребенку с предметом в руках. Он уже все знает. А нужна педагогика сотрудничества — это вместе с ребенком идти к предмету, вместе познавать. Они вместе постигают, они согласны друг с другом — учитель и ученик.

В школе старого типа дети обречены на повторение, послушание. Три тысячи уроков, сорок ответов в день плюс домашнее задание. Детство проходит в этом.

«Урок» — понятие высокое, с глубоким смыслом. Но сегодня этот смысл потерян. Урок — это свет, который помогает ребёнку найти свой путь, разобраться в задачах жизни. Эти тысячи уроков должны стать одним путём — хорошим, светлым, радостным путём познания.

А учитель — это тот, кто ищет, кто сам в пути. Ему должно быть радостно и тревожно. Состоится ли урок, пойдут ли за ним ученики? Хороший учитель задает вопросы, он не в ожидании правильного в ответа, а в ожидании размышления, идеи, мысли...

Моя учительница в 1948 году весь год вместе с нами изучала поэму «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели. Только одну — вместо целого утвержденного списка советских поэтов и писателей. Потом я узнал, что она не имела на это права.

Уроки были как симпозиумы: что понял, что выучил, с чем согласен, твои размышления. Там рыцарство, там любовь, там пощада, мужество. Наверное, она понимала, что грузин должен прожить эту поэму, тогда он вырастет хорошим человеком. Чувствуете подвиг учителя? А сейчас учителя говорят: нам не дадут, не разрешат. Я отвечаю: да пока до вас дойдет проверка и карательные меры, вы успеете провести 100 уроков! И детям этого хватит на всю жизнь.

Урок той учительницы я несу в своем сердце до сих пор, образы «Витязя» ведут меня по жизни. Часто в трудной ситуации подсказанное этим произведением решение оказывалось самым верным


Да, но обычно на наши претензии к учителям нам отвечают, что они и сами замученные, перегруженные…

Учителя бывают, как и ученики, отличники и двоечники. Это надо принять как данность. Школа живет в культуре, это её среда. Она не может быть отдельно, сама по себе. Педагог играет вдолгую. Не надо устраивать соревнование среди детей. Кто быстрее понял и что понял.

Нужно к каждому обращаться, к одному. А не кто быстрее выкрикнет. Учитель должен быть близким, смотреть ребенку в глаза, подходить к каждому, настраиваться на ученика.

Ради чего ребенку нужны все эти знания в школе? Зачем писать красиво? Вы хотите, чтобы дети говорили и писали без ошибок? Или важнее то, Что они говорят, пишут, думают? Будете ли вы рады, если ваш ученик правильно, без ошибок напишет донос?

Китайские мудрецы говорят, что красивые иероглифы — это красивая душа. Нужно поднимать планку выше, взор дальше. Хвалить, восхищаться. Какая красивая у тебя душа! Даже если учитель стал больше улыбаться детям, это уже хорошо.


В чем роль родителя, что должны делать мамы и папы, чтобы быть хорошими, «правильными»?

Родитель может вовлекать ребенка в жизнь, как героя в сказку. Взывать к его сердцу, чувствам, помогать справляться с обидами. Пошушукайтесь с ребенком, если он обижен или сердит. Скажите ему тихонько: «Давай послушаем сердце, что в нем... Давай тихонько почувствуем...» Не выяснять, кто прав, кто виноват — никому это не поможет. Будьте с ребенком вместе, поддержите его в чувствах. Не усугубляйте обиду. Не настраивайте дать сдачу.

Можно воздействовать опосредованно — через рассказ истории, которая вроде бы не про него, а про других детей, но с сюжетом, который важен сейчас вашему ребенку.

Подрался он с кем- то — расскажите историю про драчунов. И так далее. В каждой истории нужна мораль. Настраивайте детей на хорошее, на добрую сторону. Говорите детям спасибо за хорошие поступки, мысли.


Полный текст интервью читайте здесь.
Если вам понравился материал — расскажите о нём своим друзьям. Перешлите им этот линк или поделитесь в соцсетях. Шэринг из кэринг!
comments powered by HyperComments